Психотравмы, связанные с переживанием ущерба личности

Психотравмы, связанные с переживанием ущерба личности
  • К ним относятся переживание утраты близких родственников и любимых, профессиональные и служебные неприятности, ожидание репрессии, имущественный ущерб или другие жизненные неприятности, которые вызывают переживание чувства несправедливости или обреченности.
  • Утрата близких родственников, особенно тех, с жизнью которых связано воспитание, поначалу действует как острая травма и приводит к переживанию чувства печали, беспомощности и одиночества. Спустя более или менее продолжительный срок (от нескольких месяцев до года и больше) это чувство сменяется заметным усилением самостоятельности и независимости — происходит как бы компенсация потери. Народная мудрость правильно говорит, что после смерти родителей дети сразу становятся взрослыми, независимо от их календарного возраста. Потеря любимой жены (мужа) переживается примерно так же, но сопровождается чувством глубокой тоски и одиночества, связанным с безнадежной потерей личного счастья. Некоторые психологи сравнивают эти переживания с переживаниями ребенка, потерявшего пищу вместе с кормилицей, с той разницей, что взрослый переживает тяжкий душевный голод.
  • Профессиональные и служебные неприятности становятся психотравмирующими в тех случаях, когда теряются престиж и перспектива, особенно, если одновременно затрагиваются интересы семьи и других близких людей.
  • Ожидание уголовных и других репрессий (по нашим единичным наблюдениям) вызывает психотравмирующие переживания тогда, когда возникает чувство несправедливости либо обреченности, или в связи с предстоящей разлукой с семьей на срок предполагаемого наказания.
  • Мы наблюдали конфликтные ситуации, грубо травмировавшие личность при возникновении противоборствующих переживаний служебно-семейного характера.
  • Тридцатилетнему отцу семейства Д. А. предстояла годичная командировка, в которой он был и лично заинтересован в связи с научной перспективой. Привязанность к жене и шестилетней дочери также оказалась чрезвычайно сильной. Пока шло оформление бумаг (в течение месяца), велись семейные разговоры «прощального характера», которые всегда кончались тем, что «все будет хорошо». За два дня до отъезда, когда были получены командировочные документы, отец семейства пришел домой крайне подавленным, но дома «как бы выправился», говорил возбужденно и жаловался, что такая разлука — «это все-таки несчастье». Попытки интимной близости в эту ночь показали полную половую несостоятельность — адекватных эрекций не было. Явившись назавтра к нам с женой, больной заявил, что он «совсем пропал и ехать не может», но не знает, «как это сделать». Оказалось, что весь день накануне его «мучили» представления и переживания о том, что «жена обязательно будет встречаться с другим», может быть, даже «полюбит и выйдет замуж», что у его дочери «уже другой отец», который «плохо с ней обращается» и т. д., «даже представлял картины измены...». Психотерапевтическая беседа успокоила Д. А., жене был дан совет через день посылать мужу письма, содержащие уверения в том, что она и дочь ложатся спать, встают утром и живут весь день только с его (Д. А.) образом в сердце, который с каждым днем становится все ярче... После возвращения Д. А. рассказал, что командировка прошла успешно, но плодотворно работать начал с третьей недели, когда стал получать письма от жены. Последние месяцы жена писала не чаще одного письма в неделю, однако он этого уже не замечал.

Особенности психотравм

  • Следует заметить, что разделение психотравмирующих переживаний по группам в известной мере условно, но продиктовано необходимостью более дифференцированной ориентации врача, который будет изучать историю определенного больного. Понятно, что любой фактор, становясь психотравмой, в конечном счете изменяет определенные характеристики высшей нервной деятельности и личности больного, т. е. наносит ущерб личности, однако групповые особенности психотравм важны для построения психотерапии. Например, важно учитывать, что семейно-бытовые ситуации отличаются существенными особенностями:
  1. в семье переживание травмы более эмоционально, с большими вегетативно-висцеральными сдвигами;
  2. с виновником травматизации в семье приходится оставаться рядом, иногда вместе есть и спать,— «удар от друга всегда больнее»;
  3. угроза обнародования семейного эксцесса дополнительно травмирует, в то время как производственный эксцесс обнародован с самого начала.
  • Общая особенность описанных нами психотравмирующих факторов состоит в том, что в их число вошли только те, которые в конечном счете привели к развитию полового расстройства— на фоне невроза, реактивного состояния или декомпенсировавшийся психопатии. По степени психотравматизации наиболее патогенными являются те факторы, которые больше затрагивают перспективу личности в самом широком ее понимании: перспективу служебную, семейную, любовную, перспективу здоровья и т. д.
  • При психогениях, протекающих с переживанием ущерба личности, чаще развиваются общий невроз или реактивное состояние и затем на их фоне, в известной части случаев, половые расстройства.
  • При психотравмирующих переживаниях, развивавшихся в связи с потерей «близких и дорогих лиц», более чем в половине случаев сразу возникает половое расстройство, входящее в структуру психогении наряду с основным переживанием или занимающее ведущее положение. При тщательном исследовании структуры переживаний больных выявляется ослабление или угасание эмоциональной и интеллектуальной сексуальной установки и половой доминанты. Создается впечатление, что почти вся внутренняя энергия направлена и расходуется на переживание утраты. Впрочем, теряется не только сексуальный интерес, но, зачастую, всякий интерес ко всему окружающему и всякие стимулы деятельности, однако это характерно только в первый (шоковый) период, что соответствует реактивному состоянию. В дальнейшем внимание и мысли сначала обращаются на себя, а затем на партнера. В основе полового расстройства — обычно резкое ослабление эмоциональной значимости условных сексуальных стимулов; механизм «короткого замыкания» обусловлен мнительностью. При возникающей сексуальной слабости, восстановление эрекции возможно с помощью Tadajoy 20Vidalista 20Tadarise 20.
  • Мы наблюдали женщин, у которых с первого дня половой жизни во втором браке обнаруживалась частичная или полная фригидность. Происхождение ее было связано с резким сужением и слабостью сексуальных стимулов (эмоциональной бедностью нового образа) и сужением эмоционального акцептора действия.