Неблагоприятная семейно-бытовая ситуация

Неблагоприятная семейно-бытовая ситуация
  • Она может складываться в связи с плохими квартирными и материальными условиями семьи, а также под влиянием недостойного либо неадекватного поведения отдельных ее членов (пьянство, недоброжелательство родственников, соседей и т. д.) Проживание в многонаселенной квартире или в составе большой семьи при отсутствии взаимного уважения нередко способствует возникновению невротизирующей обстановки. Последняя становится психотравмирующей в первую очередь для лиц астенизированных или «преморбидно» находящихся под влиянием других неблагоприятных факторов. Может образоваться сложная структура патогенного влияния.
  • Расходование материальных средств семьи «не по назначению» одним из ее членов «в ущерб другим» обычно всегда переживается как обида и несправедливость. Больной или больная иногда обоснованно говорят об отсутствии заботы, бездушности и жестокости члена семьи, пропивающего зарплату. Материальное благополучие семьи больного необходимо оценивать с точки зрения возможной основы психогенных расстройств.
  • Изучение причин конфликтов с членами семьи или родственниками нередко позволяет ретроспективно проследить развитие психотравмирующей ситуации, найти первопричину и понять ее истинную значимость для заболевшего. Это особенно важно еще и потому, что больные сексуальными нарушениями обычно предпочитают не рассказывать об истоках плохих взаимоотношений с членами семьи, полагая, что врачу достаточно знать, чем они выражаются и когда возникли. На вопрос: «Почему жена стала к вам плохо относиться?» — часто отвечают: «Испортили семейные мелочи...», «Она стала сердиться по пустякам...», «в чем-то не сумел ей угодить» и т. д. В действительности, в подобных случаях необходимость конструктивного восстановления эмоционально-чувственных отношений партнеров и семейной реадаптации больного требует детального изучения структуры конфликта.
  • В апреле 1971 г. к нам обратилась двадцатичетырехлетняя женщина Р. Б. с жалобами на резкие боли в области гениталий во время коитуса. Эти боли, как она утверждала, появились внезапно, на пятом году брачной жизни. Больная страдала вагинизмом. Об отношениях с мужем сообщила, что они друг друга любят, что она очень дорожит любовью мужа, ей все нравится в нем — он красивый, умный и мужественный человек, хотя и старше ее на десять лет. В интимной жизни она всегда удовлетворялась, кроме последнего времени, когда стали появляться боли. Никаких причин Р. Б. назвать не могла.

—  Считаете ли Вы себя достойной своего мужа? — спросил врач.

—  Он считает меня красивой и любит, хотя во многом превосходит мои достоинства,— ответила Р. Б.

—  Какие чувства овладевают Вами в то время, когда муж задерживается на работе? — продолжал спрашивать врач.

—  Я очень волнуюсь в таких случаях.

—  Какие представления возникают в Вашем воображении о возможных причинах его опоздания?

—  Иногда я думаю, что с ним могло произойти несчастье на улице, но чаще всего мне кажется, что его задерживает какая-то женщина,— ведь он красивый мужчина и очень интересный собеседник.

— Имелся ли у Вас какой-либо повод подозревать мужа в неверности?

— Нет, никогда! — уверенно ответила она.

— Какие изменения произошли в семейных отношениях накануне Вашего заболевания? —спросил врач.

Мотивы

  • Ничего существенного выяснить не удавалось. Как оказалось, в составе их семьи живет ее мать, женщина 43 лет, вдовствующая на протяжении четырнадцати лет (отец умер от тяжелой болезни), которая очень любит свою дочь и заботится о ее благополучии. Муж Р. Б. рассказал, что, по его наблюдениям, поведение жены в интимной жизни стало изменяться после одного семейного разговора за праздничным столом, когда теща в шутку упрекнула свою дочь в том, что та не может родить ребенка, хотя все они давно желают этого. «Придется мне за тебя рожать,— смеясь, шутила тогда мать». Что касается его отношений с тещей, то они самые обычные, хорошие. Последние полгода теща иногда рассказывала ему свои сновидения, в которых она «видела себя и его, качающимися на качелях», или «он под звуки легкой музыки качал ее в гамаке», либо «они вдвоем оказывались в лесу и собирали цветы» и т. д. Он не придавал этому никакого значения. Оставаясь наедине с женой, пересказывал ей «мамины сны» и они вместе смеялись. Иногда жена говорила: «Мама переживает вторую молодость».
  • Разговор с матерью больной дополнил недостающие звенья создавшейся психотравмирующей ситуации. Мать выглядела несколько моложе своих лет, впечатлительная и тревожная по натуре. Она говорила, что одинаково любит свою дочь и зятя, что отношение дочери к зятю ей кое в чем не нравится: дочь не может поставить себя строго и требовательно, а иногда это «так нужно в отношениях с мужчиной». Действительно, она часто видела зятя в сновидениях, которые были приятными. Так же было приятно рассказывать ему содержание своих сновидений. Она реально не допускала в мыслях возможности каких-либо любовных отношений с зятем, и в то же время иногда возникало фантастическое представление о том, что «ей не 43 года, а только 23, что она молодая, воздушно-легкая, энергичная и жизнерадостная, что рядом с ней вот этот мужчина — ее зять...». «Но ведь это не реально, фантазия...»,— говорила она, волнуясь. Последнее время, когда дочь оставалась на работе на ночное дежурство, она заранее находила какой-либо предлог и уходила ночевать к знакомым, опасаясь уединения с зятем.
  • При последующих встречах Р. Б. сообщила, что поначалу у нее появилась фригидность (около четырех месяцев назад), а затем стали возникать признаки вагинизма. В лечении нуждались и дочь и мать, которая тоже длительное время находилась под влиянием психотравмирующей ситуации. Будучи молодой вдовой, вскоре после смерти мужа она имела реальную возможность выйти замуж, но не сделала этого ради дочери. Отложила решение этого вопроса до тех пор, пока дочь вырастет и получит образование, вела аскетический образ жизни. Но вот дочь стала взрослой и в семье появился мужчина, который принадлежал дочери. А ожидание матери осталось. Она «ждала еще принца», боясь признаться себе в этом, и все больше теряя надежду, что он когда-нибудь придет. Она с горечью иногда представляла себя в облике еще той, прежней, молодой, понимая, что фантазирует. Она полюбила своего зятя, его образ незаметно вошел в ее исстрадавшееся сердце, так же как мог войти образ другого мужчины, оказавшегося ближе остальных. Она отдавала себе отчет в том, что ее любовь подобна любви к запретному плоду, вкусить который «не только опасно, но и смертельно».
  • После нескольких блокад и седативной терапии Р. Б. выздоровела. Ее мать переехала на постоянное жительство к своему брату в другой город.
  • Описанный случай показывает, что внешне отношения в семье Р. Б. оставались доброжелательными, никто никому не сделал зла, не сказал дурного слова, но конфликтная ситуация уже вполне созрела и была готова к взрыву. Фригидность и вагинизм Р. Б. развились по невротическим механизмам, во многом включающим сферу подсознательного. Следует заметить, что анализ сновидений матери помог понять сущность назревающего сексуального конфликта.  Sildisoft-50Vilitra 20Levifil-20 рекомендуют при ослаблении эрекции.